Журнал «ОГОНЁК»

"ОГОНЁК"
  1. Менее 15 процентов семей в России можно отнести к среднему классу, гласит исследование, широко обсуждавшееся на минувшей неделе. О среднем классе вспомнили и в связи с протестами в Москве: мол, наконец он созрел политически! Что это за невиданный зверь, которого социологи ловят уже много лет?
  2. Медаль Дирака — престижную премию для физиков-теоретиков — получил давний друг «Огонька», неоднократный герой публикаций (см. «Огонек» № 11 за 2019 год) академик Алексей Старобинский. Официальная формулировка награды довольно точно описывает более чем 40-летний путь ученого в науке: «За выдающийся вклад в физику реликтового микроволнового излучения, экспериментальные исследования которого помогли превратить космологию в точную научную дисциплину путем сочетания физики микромира с исследованиями крупномасштабной структуры Вселенной». Награду он разделил с двумя другими выдающимися учеными в области космологии — Вячеславом Мухановым и Рашидом Сюняевым. Все ученые заняты изучением новорожденной Вселенной. Алексей Старобинский в конце 70-х первым предложил математически обоснованную модель образования Вселенной из некой плотной точки. Впоследствии это было названо космологической инфляцией. Но вообще он всегда стремился понять, что находится за пределами известных представлений о начале нашего мира. Например, академик любит повторять, что с точки зрения космологии «люди — это неоднородности на фоне Вселенной с характерным масштабом 1,6 м и с массой от 50 до 100 кг». Вообще, в научных кругах давно говорят, что Алексею Старобинскому должны дать Нобелевскую премию, ведь его теория, созданная в прошлом веке, несколько лет назад была прекрасно подтверждена экспериментально.
  3. Что можно сделать из шкурки томата и яичной скорлупы? Если ваш ответ «мусор», то он устарел. В университете штата Огайо (США) из этого мусора делают автомобили. Точнее, автомобильные детали — такие как втулки подвески, опоры двигателя, покрышки и шланги. Ученые убеждены, что эти пищевые отходы достаточно прочны, чтобы выдержать любую нагрузку: они могут заменить технический углерод (ключевой компонент для производства резины и пластмасс). До сих пор большая часть технического углерода получалась путем сжигания тяжелых нефтепродуктов. Американцы сделали соответствующие расчеты и решили, что биомасса для этого также сгодится. Дальше последовали эксперименты, которые в университете штата Огайо увенчались созданием первых автодеталей из пищевых отходов. Впрочем, в Америке это не первая попытка использовать органику при создании автомобиля. Начало биомоде положил еще Генри Форд: в 1920-е он пытался популяризировать биотопливо (этанол из сои, кукурузы и конопли), в 1930-е прослыл «королем бобов» (в каждом «Форде» примерно килограмм пластмассы был изготовлен из бобов, в основном кнопки и панели), а в 1941-м Форд представил первый «соевый автомобиль» (кузов из пластмассы, произведенной из сои и конопли, металлическими были только рама и мотор V8) и обещал в будущем и вовсе начать «выращивать автомобили на грядке». «Соевая машина» была всем хороша, да и весила на треть меньше железных аналогов, вот только внутри сильно пахло формалином, да и свое время задумка здорово опередила. Не факт, что даже сейчас время пришло.
  4. Наше Министерство науки может работать как машина времени. Одним приказом министр Михаил Котюков перенес российскую науку за железный занавес в 50-е годы XX века. Документ регулирует взаимодействие российских ученых с иностранными коллегами. Здесь классика СССР: шпиономания, круглая печать, ответственные работники, списки допущенных… Встречаться с иностранными коллегами нашим ученым разрешается только «в специально оборудованных для этих целей помещениях административных зданий». Руководитель института, отважившийся пригласить иностранца, должен за пять дней письменно уведомить министерство, приложив сканы паспортов гостей. Контактировать с иностранцами могут только счастливчики, попавшие «в соответствующий список». Россиян при контакте с иностранцем должно быть не меньше двух. В качестве экспертов на встречи могут привлекать «работников органов исполнительной власти». По итогам встречи нужно «исчерпывающе» отчитаться, заполнив особую форму. Общаться с иностранцем в нерабочее время позволяется только с разрешения руководителя института. После также необходимо написать отчет, заверенный «круглой печатью». Ученые отреагировали единодушно: «Абсурд, анахронизм, невыполнимо!» Вице-президент РАН Алексей Хохлов заявил, что это противоречит нацпроекту «Наука». Его цель — увеличение количества иностранцев в российских вузах и научных институтах. Минобр попытался выкрутиться, заявив, что приказ вообще-то рекомендательный и нужен для учета международных связей. Но осадок, что называется, остался. В приказе значится, что контроль за его исполнением министр Котюков «оставляет за собой». Видимо, у министра теперь работы прибавится.
  5. Матч за Суперкубок УЕФА на прошлой неделе в Стамбуле открыл новую страницу в истории футбола, и «виновницей» тому — француженка Стефани Фраппар. В игре, которой по традиции открывается футбольный сезон в Старом Свете, сошлись победители Лиги чемпионов («Ливерпуль») и Лиги Европы («Челси»). В традиционной для английских команд напряженной борьбе победителя оба клуба смогли выявить лишь при помощи серии пенальти, а о цене победы ярче всего говорили прыжки эксцентричного тренера ливерпульцев — немец Юрген Клопп радостно скакал по полю. Однако историческим матч стал по другой причине: впервые игру за столь престижный трофей судила женская бригада арбитров во главе с 35-летней Фраппар.
Поиск